Пионеры в области банковских технологий

С появлением первых признаков стабилизации банковской системы России российские банки приготовились вкладывать значительные средства в информационные технологии. В статье говорится о лидерах в этом деле.

Окно: Многие банки Восточной Европы отказываются от использования средств международных кредитных организаций для покупки систем из-за жестких условий контрактов

Пройдитесь по главным улицам столиц Восточной Европы, и глубокие изменения, произошедшие в этом регионе после краха коммунистической системы, бросятся вам в глаза.

Предметы роскоши с Запада и Дальнего Востока, о которых до конца 1980-х годов здесь лишь мечтали, теперь есть повсюду, и магазины заполнены как одеждой от дорогих портных, так и новейшей бытовой электроникой.

Однако за сверкающими фасадами скрывается развал во многих отраслях экономики, а доходы массы простых граждан ниже прожиточного минимума, так что эти люди вынуждены распродавать свои скудные пожитки, чтобы прокормиться.

В тяжелом положении находится и банковский сектор. Западные компьютерные фирмы уже ведут ожесточенную борьбу за контракты на компьютеризацию банков в Восточной Европе и России, хотя сами банки во многих странах этого региона, особенно в России, работают в атмосфере правовой неопределенности и растущей преступности.

В прошлом году в России было убито несколько банкиров. В Венгрии прокуратура вскрыла злоупотребления, стоившие банкам около 200 млн. долл., а при этом венгерские банки хотят получить у Всемирного Банка средства для изменения структуры капитала.

Несмотря на то что многие начинающие банки наталкиваются на трудности в работе, а попытки центральных банков избавиться от наследия прежней командной экономики не всегда успешны, появились признаки того, что положение начинает стабилизироваться.

На недавнем заседании совета Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Санкт-Петербурге заместитель министра финансов России Андрей Казьмин заявил: «Имеются некоторые признаки того, что спад нашей экономики прекращается».

Сейчас, когда Россия борется за создание нормальных условий для свободного предпринимательства, нет недостатка в западных экспертах, помогающих банкам приспособиться к новым для них условиям свободного рынка.

Более развитые страны, например Польша и Чехия, уже воспользовались помощью и рекомендациями ЕБРР, Всемирного банка и Европейского Союза. Теперь внимание сосредоточено на России и бывших республиках СССР, недавно ставших независимыми государствами.

Джон Коннор (John Connor), только что закончивший четырехлетнюю работу в России, где он вел финансовые операции компании ICL, считает, что банки этого региона полностью подготовлены к получению значительных средств от международных кредитных агентств.

«Предоставление первой очереди основных кредитов банковскому сектору уже стоит на повестке дня. Целью этих кредитов является стабилизация банков и изменение инфраструктуры, — сказал он. — До сих пор задачей большинства действий по оказанию помощи была расчистка почвы. Теперь международные агентства собираются стабилизировать банки, чтобы обеспечить канал для денежного вливания в страну в целях развития частного сектора.»

Мнение, что крупные капиталовложения в российские банки вот-вот начнутся, разделяет Петер Йович (Peter Jovic), один из сотрудников московского бюро консультационной фирмы KPMG. «Российским банкам необходимо улучшить механизмы оценки риска кредитования, развить системы внутреннего управления и аудита, а также внедрить компьютерные системы для выполнения транзакций и организации управления. Таким образом, в банковском секторе предстоит еще много работы», — сказал он.

Хотя программы помощи и содействия странам Восточной и Центральной Европы широко освещались в печати, многие отклики были отрицательными. ЕБРР будет играть решающую роль в финансировании модернизации банков региона, но пока ему нелегко изменить мнение о себе как о расточительной организации, сложившееся из-за роскошной обстановки его лондонской штаб-квартиры. Несмотря на то что средства, вложенные в Восточную Европу, превышают 10 млрд. марок, на правление ЕББР, состоящее из 23 человек, по-прежнему тратится 12% всех расходов этого банка.

Коннор отметил, что денежное вливание в рассматриваемый регион только начинает давать заметный результат и до сих пор было направлено на профессиональную подготовку банкиров и помощь в разработке новых законов, а не на снабжение банков оборудованием для выполнения будущих задач.

Он добавил, что волна приобретений информационных технологий банками не связана с помощью, оказываемой международными агентствами: «Ныне основная часть таких приобретений финансируется за счет внутренних ресурсов. Коммерческое банковское дело в России стремительно развивается, и некоторые банки уже достаточно богаты, чтобы вкладывать средства в информационные системы, отрываясь в результате этого от основной массы конкурентов.»

Коннор сравнивает ситуацию в России с положением в банковском секторе в Польше: «Посмотрите на такие страны, как Польша, и вы увидите, что Россия отстала на три-четыре года. Для модернизации банковского сектора Польша осуществила капиталовложения в информационные технологии на общенациональном уровне. При этом лишь небольшая часть средств была привлечена из-за рубежа.»

Хотя большинство польских банков самостоятельно финансировало установку современных компьютерных систем, как Slaski Bank, который заключил контракт с фирмой IBM на компьютеризацию своих отделений, ожидается, что крупные ассигнования Всемирного Банка ускорят компьютеризацию польских банков.

Мнение, что банки сами оплачивают приобретение информационных технологий, а не выпрашивают займы у международных организаций, разделяет Джим Хили (Jim Healy) из отдела международной торговли компании Unisys.

Эта компания недавно получила контракт в 127 млн. долл. на компьютеризацию работы гигантского Сберегательного Банка Российской Федерации (Сбербанка). Сюда входит развертывание сети с архитектурой клиент — сервер на основе усовершенствованных серверов Unisys 77. На сегодня эта работа является крупнейшим проектом такого рода в России.

Хили решительно отвергает мнение, что создание современных банковских систем в Восточной Европе и России идет на деньги западных налогоплательщиков.

«В прошлом году венгерские банки предлагали заключить два крупных контракта по информационным технологиям, и мы получили заказ от OTP Bank. Оба заинтересованных банка обращались во Всемирный Банк, но отказались от займа из-за условий, на которых он предлагался.

Наши контракты с российским Сбербанком и Центральным Банком России оплачиваются ими самими.»

Хили считает, что многие банки Восточной Европы отказываются от использования средств международных кредитных организаций для покупки систем из-за жестких условий контрактов. «Международные организации ставят условия, которые больше подходят для финансирования строительства дамб и мостов, чем для покупки информационных систем. Такие условия, как фиксированные цены, создают затруднения и для продавцов, и для покупателей», — отмечает он.

Хотя львиную долю средств в первой волне финансирования банковского сектора, о которой говорит Коннор, предоставят ЕБРР и Всемирный Банк, Европейский Союз через свои программы помощи также вкладывает средства в модернизацию финансового сектора.

Программа Европейского Союза, предназначенная для оказания помощи бывшему Советскому Союзу и носящая название Tacis (Technical Assistance for CIS — техническое содействие странам СНГ), имеет бюджет около 500 млн. экю, а его же программа Phare располагает средствами в 1 млрд. экю для помощи Венгрии, Польше, Румынии, Болгарии, Чехии, Словакии, Албании и государствам Балтии.

Обе названные программы выделяют примерно по 20 млн. экю на проекты для финансового сектора, но эти средства должны идти не на закупку оборудования для банков, а на оплату труда экспертов, направляемых в эти банки для дачи рекомендаций по выработке законов и содействия в освоении западных методов работы.

Эти программы были подвергнуты резкой критике за то, что вместо оборудования, в котором нуждаются перечисленные страны, предлагают одни рекомендации.

Отвечая критикам, сэр Леон Бриттан (Leon Brittan), уполномоченный Европейского Союза по этим программам, заявил, что техническая помощь странам на ранних стадиях перехода на рыночную экономику совершенно необходима, поскольку этим странам нужно сначала понять, как работает капитализм.

«Если вы не имеете понятия о том, как работают банки на Западе, кто-то должен вам это объяснить», — сказал он.

Работы по программе Tacis призваны подготовить почву для будущих капиталовложений путем стабилизации положения в регионе, где в одной только России за последние годы открыто более 1600 коммерческих банков. Сюда входят план изменения структуры центральных банков России, Белоруссии, Армении и Украины и грант в 1 млн. экю на реорганизацию Мосбизнесбанка.

Выделены также средства на создание в Москве Международной финансово-банковской школы и на подготовку банковских работников в области услуг, требующихся при рыночной экономике.

Один из самых важных на сегодня проектов касается модернизации платежной и клиринговой систем России, Белоруссии и Украины. Европейский Союз выделил 2 млн. экю англо-испанскому консорциуму, возглавляемому концерном Sema Group, на работы по улучшению системы межбанковских платежей, чтобы восстановить общественное доверие к банковской системе, в которой сейчас перевод платежей между республиками может занять до месяца.

Европейский Союз пришел к выводу, что главным тормозом роста межгосударственной торговли является негодность платежной и клиринговой систем, и в сотрудничестве с Международным валютным фондом предпринимает меры по ускорению переводов платежей и повышению надежности платежной системы.

В рамках программы Phare также ведутся работы по созданию стабильного финансового сектора в странах, бывших прежде членами СЭВ. В наиболее крупном на сегодня проекте более 5 млн. экю выделено на содействие преобразованию государственных коммерческих банков в Польше.

Усилия по улучшению работы банковского сектора наращивает и Румыния, где осуществляется проект стоимостью 2,5 млн. экю, направленный на улучшение платежной системы и выработку стратегии в области информационных технологий, и проект стоимостью 1,8 млн. экю, имеющий целью приватизацию государственных банков и определение их потребности в вычислительной технике.

Попытки вывести банки Восточной Европы на современный уровень технической оснащенности тормозятся отсталостью телекоммуникационной инфраструктуры в большей части этого региона. Компьютеризации отделений и созданию сетей банкоматов мешает отсутствие современных линий связи. В России системе связи много лет не уделяли должного внимания, и Всемирный Банк оценивает расходы по выведению ее на западный уровень в 40 млрд. долл.

Европейский Союз разрабатывает планы капиталовложений и модернизации для этого региона, чтобы подготовить почву для широкомасштабных инвестиций ЕБРР и Всемирного Банка. Многие страны региона работают над дополнением существующих сетей волоконно-оптическими для обеспечения уровня сервиса, необходимого бизнесу и банкам.

Средства и рекомендации направляются в этот беспокойный финансовый регион не только по широко разрекламированным каналам международных кредитных агентств, но и через ряд национальных программ.

Джон Клаппертон (John Clapperton), директор-распорядитель компании Dealing Systems, недавно провел для российских банкиров курс повышения квалификации, освещающий информационно-технологические аспекты работы западных бирж.

Курс проводился в рамках программы Know-How Министерства иностранных дел Великобритании, разработанной для передачи западного опыта Восточной Европе.

Клаппертон был поражен ситуацией с которой он столкнулся: «Это удивительная смесь новейшей техники и допотопной организации. Инфраструктура просто ужасна, операционные залы переполнены и совершенно неприспособлены. Но при этом большинство брокеров пользуется системой Dealing 2000.»

Курс Клаппертона был пробным, его целью являлась оценка потребности дилеров в информационных технологиях и предложение решения проблем управления в условиях риска и максимизации прибыли. Клаппертон планирует в будущем расширить этот свой курс.

«Кроме неразвитой инфраструктуры, российские биржевики сталкиваются с более серьезными проблемами, — сообщил Клаппертон. — Сегодня очень сложна вся обстановка. Идет борьба за открытие кредитных линий для торговли, и при этом имеются серьезные проблемы с законодательной базой и защитой от бандитов и мошенников».

Хотя для приведения восточноевропейских банков в соответствие с требованиями рыночной экономики займы и финансовая помощь являются важнейшими условиями, они бессильны против разгула преступности и правовой неопределенности, затрудняющих работу банков во многих странах.

Коннор из фирмы ICL считает, что банки, несмотря на это, будут добиваться осуществления своих планов модернизации.

«В России имеются специфические проблемы, связанные с избытком всевозможных указов и их непредсказуемостью, — сказал он. В любом случае развитие банковских информационных технологий и создание базы для бизнеса будут обгонять законы. Законам придется подстраиваться под них.»

От редакции: Мы публикуем перевод статьи Дж. Ньюмена — постоянного автора британского журнала Banking Technologies. Статья представляет интерес как отражение взгляда на развитие банковского дела в России со стороны, хотя мы не во всем разделяем мнение автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *